Как разбогатеть
благодаря вашим знаниям
Регистрация

Тренд создания онлайн-школ как маркетинговый пузырь

Просмотров: 5881

 

«Создайте свою онлайн-школу с нуля и получите первый миллион уже через месяц!» — завлекательные предложения такого типа звучат сегодня буквально из каждого утюга. «Запустите онлайн-обучение всего за 10 минут без технических знаний и программистов…», «Создавайте курсы в бесплатном конструкторе…», «Монетизируйте ваш талант…» и т.д. и т.п. Жизнерадостные дельцы с широкими улыбками объясняют людям, как это выгодно, — нет аренды помещений, нет зарплаты педагогам (и отчислений в Пенсионный фонд, соответственно), ученики со всего мира, и вообще рынок онлайн-образования растет огромными темпами.

Уже задумались, а не заняться ли вам этим выгодным дельцем? Отлично! А мы вам с радостью предоставим немного информации к размышлению. Разберемся, что такое онлайн-школа, кто может таковой назваться и действительно ли все так бесплатно, как нам обещают. И, конечно же, заглянем одним глазком — а как там «у них»? Гребут ли доллары и евро лопатой на рынке онлайн-образования?

Ab ovo, или Начнем с самого начала

Начнем с определения понятий, что есть школа как таковая, чего мы от нее ждем, кто имеет право школой называться.

Толковый словарь русского языка под редакцией Д.Н. Ушакова предлагает нам следующие трактовки понятия «школа»:

— учебное заведение, которое осуществляет общее образование и воспитание молодого поколения, а также здание, в котором помещается это заведение;

— приобретение опыта, а также сам приобретенный опыт, выучка;

— система практических приемов изучения чего-либо, овладения чем-либо;

— направление, течение в науке, искусстве, литературе, общественно-политической мысли, связанное единством основных взглядов, общностью или преемственностью принципов и методов.

От школы, таким образом, мы — сознательно или подсознательно — ожидаем:

— комплексного обучения тем или иным знаниям и навыкам, имеющего достаточную протяженность во времени, с регулярной обратной связью от лиц, имеющих право учить (имеющих педагогическое образование, зарекомендовавших себя в профессиональном сообществе), четкой системой оценок своего успеха;

— формирования по итогам обучения некой базы, дающей возможность дальше развиваться в социуме;

— получения «на выходе» подтверждения своего обучения в виде аттестата, свидетельства, сертификата, иной «бумаги», которая котируется в социуме (профессиональном сообществе) и служит для работодателя или для «вышестоящего» учебного заведения четким ориентиром, специалиста какого уровня они видят перед собой;

— возможности получения не отдельных навыков или информационных блоков, а целостной системы подготовки, возможности перехода с уровня на уровень, углубляя и расширяя свои знания.

Что говорит наше законодательство? А наше законодательство не предусматривает никаких запретов на использование в названии слов «школа», «учебный центр», «научно-учебный центр» и т.д.

Иными словами, школой может назваться кто угодно.

Ура? Открываемся?

Стоп-стоп, еще минуточку.

Однако если то, чем мистер/миссис Кто Угодно желает заняться, подпадает под понятие «образовательная деятельность» и если при этом привлекаются педагогические работники, необходимо получить лицензию в органах по надзору и контролю в сфере образования. При этом одним из требований к лицензиату будет наличие у него в собственности или на законных основаниях определенных помещений (спортзал, раздевалка, столовая и т.п.), даже если по факту в них необходимости не будет (см. постановление Правительства РФ от 28.10.2013 № 966 (ред. от 29.11.2018) «О лицензировании образовательной деятельности»).

Кажется, кто-то нам говорил, что выгода онлайн-школы — отсутствие расходов на помещения?

Налицо явный парадокс: кто угодно может назваться школой, но при этом вести образовательную деятельность без лицензии запрещено.

Онлайн-школа vs личный курс

Этим парадоксом и пользуются недобросовестные дельцы, призывая людей открывать онлайн-школы, — ведь законом это не запрещено. Запрещено лишь оказывать образовательные услуги без лицензии, но об этом обычно деликатно умалчивается.

Лицензия не нужна в случае, если вы ИП и проводите ваши курсы (тренинги) лично (Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ (ред. от 26.07.2019) «Об образовании в Российской Федерации»).

А если вы проводите курсы (тренинги) лично — это уже не школа. Это «курс Маши Ивановой».

Лицензия не нужна еще и в случае, если вы докажете, что ведете не образовательную, а просветительную или консультационную деятельность.

И опять это выходит ну никак не школа.

За отсутствие образовательной лицензии, когда она необходима, может грозить серьезный штраф, а то и более суровые наказания, вплоть до уголовных.

Вот тебе и «заработайте миллион на онлайн-школе»…

Вопрос: чем тогда будет заниматься эта «школа», если с образовательной деятельностью все так непросто?

Чем будет отличаться от «курса Маши Ивановой»?

Ответ: ничем не будет отличаться.

Ученику не выдадут никакого аттестата (точнее, какую-то бумажку дать могут, но вот значение она будет иметь чисто декоративное). С ним не будут заниматься лица, имеющие педагогическое образование. Он не получит качественной обратной связи или какой-либо оценки своих достижений. Иными словами, не получит ничего, что вправе ожидать от школы. А следовательно, с большой долей вероятности останется недоволен. И в лучшем случае просто попросит вернуть деньги. А в худшем — обратится в суд.

«А вот в Америке…»

Стойте, стойте! А как же красивые слова о «светлом будущем онлайн-образования», блестящих перспективах? А как же, например, за границей — там ведь теперь все обучаются онлайн?

Давайте разберемся, что там, «за границей».

Да, рынок онлайн-образования — один из крупнейших за рубежом. По ряду оценок, к 2020 году он достигнет величины 252 миллиарда долларов.

Да, это перспективно.

Нет, это не для всех.

На зарубежном рынке онлайн-образования выживают только настоящие «акулы», которые:

— умеют убедить инвесторов вложить в их проекты несколько миллионов долларов (это для начала) и ждать несколько лет до получения первых прибылей (ну или обладают собственными средствами в нужном объеме);

— активно взаимодействуют с тремя основными сегментами потребителей своего продукта: физическими лицами, организациями и государством;

— предлагают высокотехнологичные обучающие решения, способные быть интегрированными в продукты других участников данного рынка, дающие возможность быстрой обратной связи с педагогом, возможность оценки индивидуальной динамики успехов ученика и оценки его прогресса в общепринятой шкале ценностей конкретного вида обучения, возможность максимально подстроить образовательный процесс под индивидуальные потребности ученика (персонализация), возможность геймификации обучения и максимальной симуляции реальных процессов.

Если вкратце, онлайн-образование за рубежом — это крутой софт, крутые программы, труд десятков и сотен разработчиков, высококачественный контент, интерактивные технологии, крутые педагоги (спикеры), постоянная обратная связь с «сильными мира сего».

И большие — нет, очень большие — вложения. В разработку одной (одной, Карл!) обучающей программы вкладывается в среднем 5–10 миллионов долларов.

И вот тогда, когда вы можете предложить клиентам все это, они начинают вам платить. И то после множества раздумий, юзания free-периодов доступа и trial-версий продукта.

Лишь несколько имен: основная борьба на рынке онлайн-образования идет между IT-титанами типа Apple, Amazon, Google, Microsoft.

Пять крупнейших инвестиций в наиболее привлекательную сферу создания онлайн-платформ и решений для подготовки к стандартизированным экзаменам в 2016 году суммарно превысили 175 миллионов долларов.

Нет ни одного примера, чтобы какой-нибудь Джек Рассел, коуч из Калифорнии, с нуля раскрутил свою онлайн-школу и стал миллионером.

А что у нас?

На российском рынке онлайн-образования «акулы» тоже есть. Конечно, они масштабом поменьше, чем Apple или Google, но тоже рыбы серьезные.

По разным оценкам, в России на середину 2017 года насчитывалось от 170 до более чем 250 онлайн-проектов, так или иначе причастных к сфере онлайн-образования и имеющих бизнес-цели.

И начинали они далеко не с нуля.

Так, например, в проект LinguaLeo, основанный в 2010 году, по состоянию на 2017 год было вложено более 3,7 миллиона долларов инвестиций. В школу SkyEng, основанную в 2012 году, инвестировано 330 тысяч долларов. В проект «Якласс», специализирующийся на подготовке к экзаменам, только с февраля 2014 года по февраль 2015-го было вложено 550 тысяч долларов. В онлайн-школу «Алгоритм» (онлайн-обучение по российской и британской школьным программам с регулярными онлайн-занятиями в групповом и индивидуальном формате по всем школьным предметам, программы подготовки к российским и британским экзаменам) стартовые инвестиции составили 144 миллиона рублей.

При этом монетизация — не всегда основная цель деятельности российских «акул», как ни странно. Так, Павел Арсеньев, основатель проекта «Интернет-урок», говорит, что «проект изначально не ставил перед собой бизнес-задачи, основными были скорее задачи социальные».

Впечатляющие суммы? И это при том, что большинство российских игроков на рынке онлайн-образования еще далеки от двух основных трендов, которые наиболее динамично сегодня развиваются в мире:

— технологии дополненной и виртуальной реальности (AR/VR), позволяющие имитировать самые разные обучающие ситуации и обеспечивать их дистанционную проработку;

— технологии виртуального симулирования объектов, позволяющие, например, изучать работу сложных механизмов, практически отрабатывать моторные навыки.

Тем не менее каждый мало-мальски значимый участник российского рынка онлайн-образования имеет в своем распоряжении собственные полноценные образовательные платформы, в которые интегрирован широкий спектр обучающих решений: видеолекции, онлайн-тренажеры, формы обратной связи и т.д. Активно прорабатываются идеи пакетных решений, которые предлагают потребителю выстроить конкретную траекторию своего развития — в области карьеры, профессиональных навыков и компетенций — и дают дополнительные возможности трудоустройства.

Основная проблема работающих российских онлайн-школ — недостаточно эффективные механизмы обратной связи. Чтобы закрыть этот пробел, ищутся решения в области создания соответствующих сервисов или разработки консалтинговых услуг для оценки эффективности онлайн-обучения. Так, например, компания TeachBase планирует привлекать HR-специалистов и консультантов по обучению, которые смогут адекватно оценить результаты учеников.

Что касается перспектив развития рынка онлайн-обучения в России — по данным портала edumarket.digital, даже крупные игроки сейчас испытывают ряд трудностей, которые существенно замедляют рост данного рынка. В числе основных трудностей:

— сложности с получением лицензии на ведение образовательной деятельности;

— слабая активность инвесторов, что связано с большими первоначальными вложениями, длинным циклом окупаемости образовательных проектов и трудностями в масштабировании бизнеса.

Ну что, вас еще убеждают жизнерадостные тезисы о том, что «все, что нужно для старта, помимо контента, — интернет-страничка, с которой вы будете получать заказы, счет в банке и электронная почта»? Все еще планируете «открыть свою онлайн-школу с нуля и получить первый миллион через месяц»?

Конечно, со своим личным курсом вы можете стартовать и с нуля. Можете работать без всякой лицензии. Давать любую информацию и не давать никаких гарантий. Но про то, как записать свой курс или создать тренинг, информации в Рунете предостаточно — отличной, работающей и стоящей очень дешево. Обратите внимание, например, на наш курс.

А вот о школе можно будет задуматься, когда:

— у вас наберется несколько десятков миллионов рублей, которые вы сможете вложить в развитие проекта (или же найдете серьезного инвестора);

— вы будете уверены, что сможете без проблем получить образовательную лицензию или вас «возьмет под крыло» учебное заведение, уже таковую имеющее;

— сможете пригласить разработчиков и создать свою собственную интерактивную платформу, наполнить ее не только качественным контентом, но и разнообразными тренажерами, симуляторами и т.п.;

— сможете приглашать квалифицированных педагогов и обеспечить регулярную и быструю обратную связь педагога и ученика;

— сможете предложить продукт, реально готовящий людей к выполнению конкретной задачи в рамках существующих образовательных или корпоративных стандартов — сдаче стандартизированных экзаменов, квалификационных экзаменов, овладению тем или иным уровнем языка, профессиональными навыками;

— самое главное — у вас будет возможность спокойно ждать отдачи от проекта не месяц и не полгода.

Впрочем, имея все эти стартовые условия, вы уже вряд ли пойдете на скороспелые «курсы по созданию онлайн-школ».

Резюме

Очевидно, что модный тренд «создай свою онлайн-школу» — маркетинговый пузырь, основанный на том, что «школа» звучит гораздо престижнее и круче, чем «тренинг» или «курс». Тем более что тренингами и курсами аудитория уже объелась, а вот «школа» в массовом сознании еще ассоциируется с какими-никакими гарантиями качества знаний.

И вполне естественно, что «еще раз постричь того же барашка» — еще раз продать аудитории давно известные методики создания и раскрутки онлайн-курсов под новым соусом «онлайн-школа» — желающих хоть отбавляй.

Вы ведь не барашек, правда?

* Приведенные в статье данные о состоянии рынка онлайн-образования в России и за рубежом взяты из открытого источника «Исследование российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий» (https://edumarket.digital/).

Статья опубликована в журнале Navika.pro-09.2019