Как разбогатеть
благодаря вашим знаниям
Регистрация

Вера Арье: «На момент ухода из компании я распоряжалась рекламным бюджетом в 14 миллионов евро»

Просмотров: 12774

 

На вопросы «Навики» отвечает Вера Арье. Вера родилась и выросла в Москве, выпускница переводческого факультета МГЛУ. Проработав много лет в сфере маркетинга и рекламы, в 2006 году она переехала в Грецию, где получила второе образование и занялась интернет-маркетингом и журналистикой. Последние четыре года Вера живет и работает во Франции.

— Добрый день, Вера!

— Здравствуйте, Стелла.

— Поскольку вы занимались маркетингом в нескольких странах, то можете позволить себе сравнивать бизнес-среду, подход к теме. Но давайте начнем с России. Вы учились на переводчика, но сделали карьеру в должности директора по маркетингу. Как так вышло?

— Я заканчивала переводческий факультет Московского иняза в середине 1990-х, готовясь стать сотрудником «Интуриста» или какой-нибудь другой схожей организации. Но в момент окончания обнаружила себя в совершенно ином экономическом и политическом пространстве. Союз распался, а вместе с ним и все его институты распались. Зато на рынок тут же вышли иностранные гиганты — Mars, Procter & Gamble, L’Oréal, различные автомобильные и фармацевтические концерны. Среди них было много французских предприятий. Ну а я, как человек, который заканчивал институт по специализации в области международной коммуникации, с помощью французского языка в том числе, хотела работать именно во французской компании.

И я начала упорно рассылать свои резюме. Не могу сказать, что с первого раза все получилось, но все-таки в конце концов меня пригласили на собеседование. Собеседований этих было 11. Мне предлагали позицию ассистента, ассистента ассистента, помощника правого ассистента и т.д. и т.п. Наконец на 11-й раз меня почему-то взяли на должность самого младшего менеджера по продукту, грубо говоря, начинающего маркетолога.

Спросите меня, что я тогда знала о маркетинге? В общем-то, по большому счету ничего. Потому что в те времена не было ни одного вуза в бывшем СССР, который выпускал бы специалистов по маркетингу.

— То есть получается, что все остальные сотрудники этой компании занимались этим точно так же без образования?

— Абсолютно верно! Они все были бывшие физики, бывшие химики, косметологи, бывшие экономисты, юристы и т.д. и т.п. Главными критериями были энтузиазм, большая работоспособность, и, конечно, самое главное — это знание языков. Просто с этим кредитом тебя брали и дальше обучали, испытывали тебя, как закалялась сталь, на деле. Кто-то выживал, кто-то нет.

— А чему обучали? В области именно маркетинга, а не продукта.

— В 1990-х рынок вообще в принципе был в таком хаотичном состоянии, что там приходилось на ходу обучаться всему. Я, например, пришла в компанию в 1998 году, и через два месяца случился знаменитый экономический кризис, дефолт. Когда наши зарплаты превратились в сущие гроши, и вообще прогнозы на будущее в России были самые печальные на много-много лет вперед. К счастью, это не оказалось правдой, но все выглядело очень печально. И были колоссальные сокращения, и как-то в этих сокращениях удалось выжить, но заниматься приходилось всем: обучать персонал в регионах, грузить какие-то коробки, выполнять самую безумную работу, не имеющую отношения к тому, к той должности, на которую меня брали.

Год мы так прожили, а потом все начало налаживаться. Я из младшего-младшего маркетолога постепенно начала подрастать и через пять лет стала директором по маркетингу, что было для такого молодого человека, как я, удивительно и очень приятно, конечно.

— Я так понимаю, это вертикальная карьера в той же компании?

— Да, это была вертикальная карьера в той же компании.

— И чему вы за это время научились именно как маркетолог? Вот придя туда только с языком и энтузиазмом, что вы за это время освоили? То, что вам, может быть, нужно и сейчас?

— Вы знаете, по большому счету я освоила полный цикл того, чему сейчас обучают в университетах. На момент ухода из компании я распоряжалась рекламным бюджетом в 14 миллионов евро. Учитывая, что я гуманитарий, я плохо складываю, еще хуже вычитаю, а про деление вообще молчу, в принципе это было правда непросто.

То есть я в этом смысле горжусь собой до сих пор, потому что это колоссальная ответственность, и ошибка здесь дорого стоит. Поэтому в принципе удалось научиться всему. Медиапланированию, достаточно грамотно причем. Как выстраивать запуск продукта на рынок, например. Начиная от всего, от стратегии, заканчивая медиапланом, и планом продаж, и даже расчетом единиц на каждый месяц, сколько ты этого шампуня продашь, это же надо посчитать. По всей России, по городам и по типам клиентов.

Это все, конечно, только на практике нарабатывается, ни один университет тебя этому не научит. Хорошо иметь эту базу теоретическую, я очень жалела, что у меня ее не было, мне было бы проще. Но все высиживалось терпением, желанием впитывать и большой толерантностью. Потому что, конечно, западная компания на российском рынке работала жестко, они и сейчас работают жестко. Это такая соковыжималка, к этому надо было быть готовым.

— А вот раз уж мы заговорили про обучение, то какой формат вы сейчас считаете самым актуальным и полезным? Когда уже есть и институты, и курсы, и книги и уже не надо прямо все на практике, на собственных ошибках. Вот что бы вы посоветовали тем, кто на самом деле хочет разобраться в теме?

— Я за это время две страны, точнее, уже три страны сменила, но серьезно работала только в двух, я, конечно, в восторге от тех возможностей, которые сейчас дает онлайн-обучение. Если вы учитесь для себя, то это очень здорово, потому что это возможность развития навыков, иногда даже без отрыва от производства. Это возможность переформатирования. И раньше об этом, конечно, даже помыслить было нельзя.

Однако, если брать сегодняшний мой контекст, французский, я, например, понимаю, что французскому работодателю нужен диплом французского университета, настоящего университета, который работает не только онлайн, но и офлайн. И этот диплом был бы гораздо важнее для французского работодателя, чем любой набор онлайн-курсов, которые многие из нас заканчивают.

Поэтому все зависит от целей и задач, от того, где вы развиваетесь и с какой целью. Если вы фрилансер, вы просто хотите получить новые знания, то онлайн — это великолепно. Берите и не жалейте денег и времени. А если вы хотите преуспеть на французском рынке, то это совсем другая история.

— Ну, это больше да, мы говорим сейчас не о знаниях, а о том, как доказать свои знания, о престижности корочки. Это все-таки немного другое. Вот вы переехали, уже имея опыт руководства маркетинговыми кампаниями крупной фирмы, да еще с таким бюджетом, с таким опытом. А насколько востребованы эти навыки оказались в новой стране? Кстати, в какой стране?

— В 2006 году из-за работы  моего мужа мы перебрались в Грецию. Греция тогда была счастливой, радостной, солнечной, беспечной, легкомысленной и, в общем-то, преуспевающей страной. Но продлилось это очень недолго. За то время, что мы осмотрелись, я подучила греческий язык, параллельно у меня родились дети, что немного отвлекло от всех моих рабочих планов. Так вот, за это время случился экономический кризис. Я, видимо, специалист по экономическим кризисам, если кризис в Греции — это ко мне, пишите, звоните.

Ну вот так случилось, что мои карьерные планы опять совпали с кризисом, только на этот раз в совершенно чужой для меня стране. С совершенно на самом деле очень схожим с нашим менталитетом, и подходом, и вообще отношением этим на авось: а вдруг, а может быть, случится? Да ничего страшного! Вот это вот все — оно там очень присутствует и в бизнесе работает прекрасно тоже.

Тем не менее, когда случился этот колоссальный коллапс, вы понимаете, что 30% населения работоспособного, активного населения — это официальная статистика в 2012 году — 30% населения были безработными. Сейчас ситуация немного улучшается, сейчас 21%. Но вы понимаете масштабы катастрофы, все равно это очень много. Сюда в работоспособные попадают и люди предпенсионного возраста, соответственно, среди молодежи этот уровень очень высок, потому что молодежь закончила университет и не понимает, что делать.

И, конечно, в этой ситуации, когда только выучил… ну как выучил, хорошо освоил разговорный язык, ты более-менее понял, где ты находишься, наконец-то ты интегрировался в эту среду. И вот ты только собрался чем-то заняться — случается кризис. Перестают работать крупные предприятия, перестают работать мелкие предприятия. То есть заправки закрываются, магазины закрываются, транспорт не работает. Банки банкротятся один за другим. То, конечно, в этих условиях представить себя маркетологом какой-то крупной компании, которая на самом деле сокращает пачками персонал квалифицированный, грекоговорящий и т.д… Ну, трудно в этой ситуации себя куда-то применить.

И вот здесь возникает ключевой для меня вопрос — это способность переформатирования. Потому что классно себя чувствовать маркетологом, который все сумел в своей стране, но за 30 оказался в другой совершенно среде, и там совершенно другие законы джунглей.

Соответственно, что дальше с этим делать? И тут, возвращаясь к вашему вопросу, могу сказать, что меня спасло дополнительное образование. Я поняла в тот момент, что с тем, что у меня есть, как бы хорошо оно ни было, но, к сожалению, я никуда не продвинусь. И я начала искать, смотреть вокруг, что вообще возможно. При том что хотелось бы поучиться все-таки на английском, а не на греческом, я так хорошо не знаю этот язык.

Я нашла курс интернет-маркетинга и интернет-журналистики, который был связан с Международной ассоциацией интернет-маркетинга, и один из его филиалов находился в Афинах, и при этом преподавалось все на английском языке. Я подумала, что это вообще шанс, потому что с Интернетом связано все. Я отучилась на этом курсе и в качестве дипломного проекта сделала что-то, что для меня вылилось в такую спасительную соломинку, которая мне, собственно, и помогла из этой ситуации выбраться.

У меня была идея, я понимала, что ко мне постоянно обращаются люди, друзья, знакомые, знакомые знакомых, которые говорят: «Греция — это же такая прекрасная страна! Так хочется снять дом у моря или какие-нибудь апартаменты бюджетные. Отправить туда бабушку с ребенком и навещать его раз в месяц или два раза в месяц. Потом приехать в отпуск и уехать, потому что всего три часа лететь от Питера или Москвы на самолете». Вот такие запросы мне приходили постоянно. И вот я решила: почему бы не попробовать? При том что я ничего не знала о рынке недвижимости, у меня не было партнеров. У меня просто был опять же живой энтузиазм — попробовать сделать.

И начиналось все с блога об отдыхе с детьми у моря, а закончилось все тем, что я нашла стабильных партнеров, и постепенно все это выстроилось в платформу по аренде семейного жилья для русскоязычных семей, которые хотят приехать с ребенком. И чтобы это было недалеко от аэропорта, от больницы, что важно, если у тебя маленький ребенок, недалеко от магазинов. И провести лето за разумные деньги, за которые в Подмосковье люди снимают дачу.

— Получается, что партнеры у вас появились потом, а сначала это была ваша идея?

— Сначала это была полностью моя идея, совершенно не подкрепленная никакими знаниями. Вот так опять же получается, что не начнешь делать — и ничего не получится. Это какой-то вот такой накапливающийся ресурс, который требует постоянного движения, в результате которого накапливаются знания, умения, и оно все постепенно приходит к тебе или ты приходишь к этим людям. Партнеров надежных очень долго не было, и были срывы, и провалы, и колоссальные совершенно ситуации, из которых я почти не знала, как выбираться. К счастью, выбиралась без ущерба для клиентов, но это был, конечно, стресс, первый год этого опыта с недвижимостью.

Но потом стали понятны законы, внутренние законы рынка. Во-первых, стало ясно, чего ждет русский турист, не важно, из какого города или региона, русскоязычный. Во-вторых, стало ясно, что может предложить рынок и что стоит делать, а чего делать не стоит. Вот это чутье — оно очень важно, оно не сразу приходит, но все-таки постепенно, принюхиваясь, набивая шишки, ты к этому подбираешься. Мы прожили в Греции восемь лет, когда я уезжала, это в принципе имело уже здоровую, стабильную форму не очень большого, но уверенного бизнеса.

— Но вы оставили его с переездом?

— А вот дальше произошел переезд, который в принципе мною так быстро не ожидался. Я думала, что я доведу бизнес до стадии, в которой я смогу оставить его на совесть греческого партнера. Но, уехав во Францию, я поняла, что дистанционно по-настоящему этим заниматься не получается. Как и многие бизнесы, и все-таки такого рода вид деятельности завязан очень на твоей репутации. То есть тебя либо советуют друг другу, либо перестают советовать, и на этом все постепенно загибается. Я просто даже не стала дожидаться фазы, когда перестают советовать, и поняла, что мне нужно переформатироваться в очередной раз.

Хотя, конечно, я каждый раз это делала, я даже не буду пытаться рассказывать какую-то приторную американскую историю полнейшего успеха, как все было прекрасно. Нет, каждый раз переформатироваться — это трудно. Моментами прямо-таки даже не хочется.

— А что именно не получалось дистанционно? Репутация — понятно, вы ее наработали, у вас остался греческий партнер, бизнес был достаточно раскрученный. Почему его не удалось перевести в дистанционный формат? Вроде бы сейчас все бизнесы переходят на безофисную работу, на работу из разных стран.

— Здесь такой момент, что любой вид жилья, не важно, работал ли ты с этим арендодателем до этого и тебя все устраивало, перед каждым сезоном требует ревизии. Потому что вы понимаете, что, учитывая кризис, у людей просто нет ресурсов и многие их экономят, поддерживать. Грубо говоря, если жилье находится на острове. На остров воду привозят цистернами и распределяют в определенном порядке. То есть определенная очередность распределения этой воды питьевой, а также воды для душа, собственно говоря, по домам.

Соответственно, если происходит какой-то сбой — хозяин вовремя не закупил эту воду или она предыдущими жильцами израсходовалась слишком быстро, быстрее, чем он ожидал. А хозяин живет в Афинах, и он вообще жарит ягненка, пьет вино и отмечает крестины третьего племянника вместе с 400 людьми из соседней деревни. Он в этот момент трубку брать не будет! А у него приехали русские гости, которые заплатили за это деньги и которые хотят там принимать душ, а также пить воду и варить суп. И вот у них с этим проблемы, соответственно, нужно к кому-то обратиться, а там ягненка жарят и трубку не берут, понимаете? Соответственно, должен быть кто-то между этими двумя полюсами, кто эту ситуацию должен быстро начать решать.

Когда ты не там, к сожалению, это оперативно сделать невозможно. Это один из таких красноречивых примеров, их миллион. И я поняла просто в какой-то момент, что я плохо делать не люблю и не умею, а хорошо не получается. И, соответственно, стало ясно, что нужно думать о чем-то еще.

— О чем-то еще — да, я помню, что после этого вы переехали. И вот мне интересно: а после переезда опять пришлось всему учиться заново?

— К сожалению, да. Но вот тут, в общем-то, повезло с тем, что нашлась смежная, скажем так, область, в которой отчасти удалось применить то, что уже было наработано. Это гастрономические фестивали. Что я имею в виду? До введения санкций Европейского союза от Америки, это касается продуктов питания в данном случае, достаточно много российских агентств занимались тем, что привозили шеф-поваров из Европы, из Азии очень много их было, для ресторанов, куда они шли работать на контракт. Или же они привозили очень известных звездных шефов для того, чтобы организовать какой-то, например, гала-ужин или гастрономический фестиваль. То есть приезжала звезда, которая составляла меню, и гости приходили в этот ресторан на протяжении 3–4 дней и имели возможность попробовать это меню.

Или же это могло быть привязано к какому-то событию, к чьему-то дню рождения и т.д. Это как-то попало отчасти в сферу моей компетенции, что касается туризма, заключать договоры, какие-то выгодные условия подбирать. Я пошла, начала сотрудничать с одним из таких агентств. Им нужен был человек, который будет находиться в Европе. Париж в этом смысле очень удобен, удачное местоположение, потому что шефов французской кухни приглашали всегда очень активно. Но это очень капризный и сложный мир, где свои законы и где в принципе нужно иметь определенную долю такта и терпимости, потому что договориться не так-то просто.

Здесь, конечно, пригодились и языки, и умение улавливать потребности рынка. Я просто приведу пример. Французские шефы молекулярной кухни довольно популярны и считаются высшим пилотажем в этой сфере. Но они российских гурманов интересовали гораздо меньше, чем те, кто готовит изящно, но такие сытные, представительные блюда. Потому что мы любим поесть сытно и обильно, и нам грустно, когда на тарелке пенный плевок и рядом листочек. Душа не приемлет.

Соответственно, надо было как-то находить общий язык, потому что они над этим меню работают, они его годами оттачивают, понимаете? Для них это то, что по-французски называется la crème de la crème, лучшее из лучшего, а тут им говорят: «Извините, а нельзя ли утиную ножку?» Поэтому с этим тоже пришлось попотеть. Но, к сожалению, очень быстро были введены... я боюсь уже говорить «наступил кризис»…

— Да я тоже уже к концу нашего интервью начну бояться этого слова.

— Это просто очень однообразно, поэтому, скажем так, были введены санкции против России, которые, к сожалению, купировали какое-то количество поставок продуктов, которые были необходимы для проведения таких мероприятий. И приглашать таких шефов стало очень дорого. И многие рестораны итальянской, французской кухни переформатировались в мясные рестораны. Сейчас много стейков, бургерных или азиатской кухни. Если вспомнить, какие рестораны находились раньше на этом месте 3–4 года назад, это было совершенно другое.

К сожалению, рынок очень быстро трансформируется, здесь тоже нужно уметь к нему подстроиться. Поэтому мне очень интересна была эта тема, мне очень приятно было этим заниматься, это вполне сочеталось с моим местом жительства. Но долго это не продлилось.

— Вот если человек планирует не так, как вы, не с кризисами, не по странам, а просто переехать в Европу, выбрать какую-то страну, которая по каким-то причинам ему более симпатична, и планирует заниматься там маркетингом, делая либо карьеру в рамках корпорации, либо на фрилансе брать проекты. Как на ваш взгляд, чему он обязательно должен научиться? Желательно еще до отъезда, чтобы не попадать в неприятные ситуации.

— Здесь важно несколько моментов. Во-первых, важен язык. Понятно, что на английском языке общается большинство населения Европы в том или ином объеме. В каких-то странах лучше, скандинавы, например, прекрасно говорят по-английски, в каких-то странах хуже. Но если вы по-настоящему хотите интегрироваться в ту среду, то нужно по-честному учить язык той страны, куда вы планируете переехать.

Дальше нужно понимать, что тот опыт, который у вас есть, в чистом виде и так же ваш план, он может в каком-то смысле не сработать. То есть предыдущий план может оказаться просто нерелевантным. Соответственно,  нужно искать какой-то другой угол подачи, а для этого нужно понять, что собой представляет рынок той страны, куда вы переезжаете. И вот здесь все меры хороши. То есть нужно социализироваться, нужно изучать местные интернет-комьюнити, а их полно в любой европейской стране. На русском языке, читать хотя бы по-русски. Клубы экспатов. Собирать всевозможную информацию с форумов, просто погружаться в эту среду, чтобы понять ее стандарты и потребности. То, что актуально у нас, может оказаться совершенно неактуальным здесь.

То есть вот это вот переформатирование — оно все равно понадобится. Даже если у вас есть для этого бизнес-план и вам кажется, что ваш продукт будет принят на ура здесь. А он может быть просто по культурным причинам не встречен на ура. Или нужно понимать, как его понять. Вот этот момент все-таки очень важен. И нужно подготовить предварительную базу и собрать всю информацию.

Если вы чувствуете, что информации не хватает, значит, нужно идти искать помощников. Они здесь тоже есть. Есть консультирующие адвокаты, есть консультирующие бухгалтеры. Это не так много стоит, как кажется, но первичную информацию собрать нужно. Потому что иначе ваш бизнес-план может оказаться просто нежизнеспособным.

— Но есть же какие-то занокомерности, правила, которые будут работать вне географии? Потому что да, конечно, культура, конечно, менталитет, да, конечно, та же разница в валютах влияет на просчитывание инвестиций. Но не может же весь прошлый опыт после переезда делаться неактуальным?

— Какое-то ваше уникальное ноу-хау, которое действительно уникально. Потому что некоторые идеи, которые нам кажутся совершенно оригинальными и свежими, здесь не всегда приживаются. Один из моих бывших коллег организовал компанию по продаже электронных сертификатов. Что это значит? Например, когда какая-то большая или средняя компания хочет вознаградить своих сотрудников в конце года или организует конкурс для клиентов для стимулирования продаж и в качестве приза за этот конкурс объявляет некую сумму, бонус, то вместо того, чтобы покупать чайники или сервизы столовые или какие-то материальные блага и хранить их на складе, можно подарить человеку электронный сертификат. То есть прислать по почте и сказать: вы победили, вы у нас лучший сотрудник или вы у нас лучший клиент по вашему товарообороту за год, вот вам сертификат. Вы можете его использовать для магазинов из списка на нашем сайте, к примеру.

Во Франции это не работает. Почему? Потому что здесь электронная форма до сих пор совершенно, как вам сказать, не прижилась. Ею немногие пользуются, как ни смешно. Здесь бумагооборот происходит, все на бумаге. Половина вещей оплачивается чеками, то есть нужно ходить с этой чековой книжкой. Все награждения, даже если это сертификаты-бонусы, тебе попадают опять же в виде какого-то блокнота с отрывными бумажками, с которым ты ходишь по магазинам и там эти бумажки отрываешь. И спрашиваешь: «А в вашем магазине принимают эти бумажки?»

То есть настолько все архаично в этом смысле здесь организовано, хотя Франция была одной из первых стран, где появился Интернет. Он по-другому назывался, еще до рождения слова «Интернет», но вообще-то они были пионерами в этом деле. Но до сих пор все на бумаге! И я, вы знаете, даже приходя на собрание жилтоварищества дома, я удивляюсь, что люди приходят с колоссальными папками, прошитыми дыроколами, и там они хранят всю историю визитов сантехников за последние 16 лет. Это удивительно, но, к сожалению, это так!

И при всей адекватности этой идеи и ее эффективности в России, например, она провалилась во Франции, хотя они пытались войти на рынок с этим своим solution, с этим своим предложением, удобным, быстрым, безбумажным, никому ничего не стоящим по большому счету с точки зрения операционной системы. И не смогли, ничего не получилось.

Поэтому я хочу подчеркнуть, что рынок нужно изучать, что уже есть, что хорошо работает. А если нет, то интересно, почему не работает. Потому что иногда есть причины, почему нет. И без изучения этого ландшафта у меня есть подозрение, что многие идеи могут провалиться.

— Особенно если не знать, почему провалились предыдущие похожие. Сейчас вот многие говорят о важности личного бренда. Практически везде услуги брендирования, важность бренда. Уже заказчики многие хотят работать не просто с маркетологами, таргетологами, копирайтерами. Хотят, чтобы каждый специалист, не то что агентство, даже каждый специалист был признанным экспертом, раскрученным, известным, человеком-брендом. Вы эту тему считаете важной?

— Вы знаете, мне в принципе сейчас интересно за этим наблюдать, потому что, конечно, личный бренд строят уже все. Это интересная история. Я без всякой критики к этому отношусь, но для меня личный бренд — это такое понятие комплексное. Тут ведь речь идет не только об экспертных навыках, но и о каких-то личных составляющих человека, о его убеждениях, харизме, опыте.

Бренд должен выглядеть аутентично и быть на самом деле аутентичным, а не выстроенным искусственно. Потому что любое конструирование — это такая краткосрочная стратегия, она не оправдывает себя в будущем. И если есть что-то, чем вы страстно увлекаетесь, или что-то, что вы умеете делать лучше других, или хотите рассказать просто об этом миру, потому что вас действительно увлекает, это, наверное, лучшая платформа для построения вашего личного бренда. И мне кажется, это притягивает аудиторию, порождает интерес и к вам, и к вашей деятельности. Или к вашему продукту, если у вас есть продукт.

Главный момент в построении личного бренда, который я вовсе не сбрасываю со счетов, — я думаю, что это умение и желание рассказать о себе и стать видимым. Потому что сидеть в своей норке на сегодняшний день совершенно невозможно, если вы хотите чего-то добиться. Это такой очень важный современный навык, это современный способ коммуникации. Автокоммуникация. И сбрасывать со счетов его нельзя, конечно, даже если вы законченный интроверт или теоретик.

— Но вы, я так понимаю, поскольку я читаю ваш «Фейсбук», вы личный бренд создаете в соцсетях?

— Как вам сказать, я в принципе не выстраиваю его в механическом смысле. То есть в соответствии с бизнес-планом я постройкой его не занимаюсь. Но у меня, помимо моей профессиональной деятельности... я, кстати, ее не упомянула. Что после моего гастрономического опыта я, кстати, перешла к тому, чем мне было интересно заниматься. Вернее, меня это занятие нашло.

Я вдруг поняла, что одно из занятий для реализации — это контент для бизнесов. Причем для бизнесов с обеих сторон, и с французской, и с российской. Потому что крупные компании, работающие на российском рынке, они предпочитают формировать свой контент здесь, во Франции, как ни странно, не всегда доверяя его локальным офисам.

Есть индивидуальные предприниматели, французы, которые хотят выйти на российский рынок, и наоборот. То есть в нашу сторону смотрят тоже. И есть интернет-издания, ориентированные на русскоязычную аудиторию. Также есть люди, которым нужен свежий, оригинальный контент, не заезженный, который не валяется на каждом сайте в Интернете, о том, что происходит по эту сторону барьера.

И вот это... как бы оно меня само нашло. Люди, которые со мной работали до этого или читали мой блог, отдавали мне свои заказы, и постепенно это выросло в какую-то такую вполне стабильную финансовую модель на сегодняшний день. И, помимо вот этого, я как-то в себе почувствовала и страсть, и увлеченность, и желание, в частности, рассказывать о том, что меня увлекает культура, в частности литература.

Во-первых, я много знаю о Франции. Ее культура, история и литература изучались до окончания вуза. А потом я работала во французской компании и приезжала сюда практически раз в месяц. И я поэтому начала щедро делиться этой информацией в своем блоге в «Фейсбуке», на странице Веры Арье. И у меня сложилась достаточно большая аудитория. Есть люди, которым это интересно, которые разделяют мои увлечения. И получилось такое своего рода комьюнити. В общем-то, приглашаю всех к нему присоединиться, кто интересуется этими темами.

Плюс такой еще момент существует, что я всегда была запойным читателем и большую часть жизни посвятила работе с текстами. Чужими текстами. Научные тексты, публицистические, с которыми приходилось иметь дело, пока я была переводчиком. Информационные, аналитические, в текущем, скажем так, моменте.

Но наступил период, когда я почувствовала готовность написать собственный художественный текст. Вообще на это замахнуться довольно страшно. Человеку с лингвистическим или филологическим образованием это прямо совсем присесть на могилу Гоголя и всплакнуть. Страшно. И тем не менее я этот барьер как-то преодолела, и я довольна результатом. Потому что в этом году выходит моя первая книга, остросюжетный роман, который во многом основан на реальных событиях тех стран, где мне удалось пожить, и тех людей, с которыми меня свела жизнь. Причем среди них были очень странные и разные персонажи, не всегда положительные. Как-то там получилось отразить и Россию 1990-х, и Грецию 2000-х, и современную Францию. И, в общем-то, присутствуют там и интрига, и преступление, и страсть. Я думаю, что это постепенно как-то накопившийся опыт, который получил такую форму преломления. И я этим очень довольна.

— Я все-таки хочу вернуть нас от литературы, которая, безусловно, хороша и интересна, к маркетингу. Поскольку вы работали в нескольких странах, и начинали бизнес, и закрывали, и снова начинали, и учились и обычному маркетингу, и интернет-маркетингу. Вот я у вас хотела в завершение беседы попросить какой-нибудь совет начинающим фрилансерам, маркетологам, бизнесменам. Только не мотивирующий лозунг — не бойтесь, верьте в себя, нет. Что-нибудь очень практичное.

— Я думаю, что всегда… это будет длинный ответ сейчас, я не буду вам давать никакую готовую скучную формулу, вы ее прочитаете и так везде. Я думаю, что везде работает и всегда работает в первую очередь такое понятие, как нетворкинг. Это вообще основа всех основ. Обрастание связями и контактами. Вот вы увидитесь, вы думаете, что только в нашей стране все держится на связях, каких-то договоренностях, тайных телефонных звонках. Но вот, к сожалению или к счастью, это так везде, где мне удалось жить. Я все-таки в нескольких странах прожила 15 лет уже.

И плюс к этому в любой стране есть люди, которые уже прошли по тому пути, который вам предстоит. От устройства ребенка в школу до оформления индивидуального предприятия. Действительно, нужно собрать необходимую информацию и разобраться со спецификой мелких вопросов. Например, налогообложение. Это очень непростая история. Вам может помочь юрист, они есть, который сопровождает открытие новых бизнесов и иностранных бизнесов в странах. И в Греции я таких встречала, и во Франции.

Вот в качестве примера: в Греции для получения вида на жительство и коммерческой деятельности выгоднее всего открыть филиал иностранной компании. Причем его владелец должен обладать контрольным пакетом акций и иметь уставной капитал. Но что не все знают, капитал может находиться в банке России, не обязательно в Греции. И составлять он должен порядка 20 тысяч евро. И при этом у компании должен быть официальный офис в Греции, но адрес может совпадать, например, с местом вашего жительства. Мелкие нюансы, но они упрощают жизнь. Вам не надо метаться, снимать помещение. Вы можете это все сделать по своему адресу, это сэкономит вам время и деньги.

Во Франции эта процедура в разы сложнее, и вам понадобится профессиональная консультация. Но вот если вы, например, хотите работать фрилансером, то здесь как бы важен такой момент, как финансовый потолок. Индивидуальный предприниматель во Франции не может зарабатывать больше 3000 евро в месяц, это до вычета налогов. Дальше вам уже нужно открывать свое мини-предприятие. Опять же здесь вам понадобится квалифицированная помощь, потому что процедура сложнее.

Если говорить о каком-то общем совете всем, кто вообще в эту сторону смотрит. И вообще даже тем, кто не собирается уезжать в Европу, а просто является начинающим маркетологом. Смотрите постоянно по сторонам, перезагружайтесь. Потому что, засиживаясь в офисе, я это из своего собственного опыта рассказываю, занимаясь одним и тем же каждый день, очень легко отстать от времени. А ведь ни один навык, ни одна профессия — они все не универсальны. Они все требуют развития, какого-то масштабирования. И даже отрицательный опыт, который вы получите, если так сложится в вашей жизни, даже негативный, он не будет лишним. Пробуя разные вещи вы рано или поздно как-то нащупаете собственную стезю.

Важно учитывать, что в любой стране придется переписывать себя с нового листа, кем бы вы ни были. Это тяжело, но увлекательно. И, конечно, как лингвист, не могу не упомянуть, что языки надо учить. Потому что по-настоящему двери открываются только тогда, когда вы говорите на языке той страны, в которой вы планируете жить и развивать свой бизнес.

— То есть, подводя итоги, мы говорим о том, что нужно учить языки, нужно не засиживаться в офисе, исключительно занимаясь привычными делами, а смотреть куда-то вокруг. Ну и уделять большое внимание вопросам налогообложения и вот этих вот юридических, казалось бы, мелочей, но очень важных мелочей.

— Да, все верно. Смотрите по сторонам, перезагружайтесь. И имейте смелость как-то переформатироваться, даже если текущая ваша профессия вас устраивает, всегда важно видеть что-то большее вокруг себя, чем то, что у вас есть. Потому что все в любой момент может измениться.

— Это да, это антикризисный совет от специалиста по кризисам и антикризисам. Спасибо вам большое!

— Стелла, спасибо вам большое, было приятно поделиться моей историей.