Как разбогатеть
благодаря вашим знаниям
Регистрация

Елена Торшина: безработица, психиатрия, инфобизнес

Просмотров: 14321

 

Каждый раз, когда в журнале или на портале выходит очередная статья в рубрике «Расследование», обязательно находятся желающие доказать, будто это месть неких лично заинтересованных людей, а не попытка очистить Рунет от обманщиков и мошенников. Мы уже рассказывали, почему писали, пишем и будем писать разоблачения, повторяться не будем. Давайте вернемся к публикации о работе Елены Торшиной, вызвавшей бурные обсуждения в соцсетях, сообществах и блогах.

Елена Торшина называет себя контент-менеджером, интернет-маркетологом и крутым специалистом по работе с блогерами. Доскональный анализ ее биографии, публикаций и так называемых «кейсов» показал, что Елена склонна к истеричности, вранью, непоследовательным и глупым действиям.

Кроме того, она совершенно не разбирается в том, что называет своей профессиональной сферой, любит обвинять всех вокруг в своих неудачах и агрессивно высказываться в адрес любого, кто не выразил восхищение, — все это мы разобрали в материале.

И, к нашему удивлению, читатели разделились на два лагеря. Одни искренне выразили сочувствие всем, кто попал под обаяние Елены, а затем «попал» во время сотрудничества с ней, лишившись денег и репутации. Другие упорно отвергали факты и заявляли, что все это — досужие домыслы инфобизнесменов, которых Елена обоснованно невзлюбила и ругала в блоге. Что ж, время все расставило по своим местам: новые детали — в нашем новом расследовании.

Продюсер Фадеев и его «золотая девочка»

О сложностях сотрудничества с Еленой Торшиной внезапно высказался Михаил Фадеев, маркетолог и генеральный директор «Агентства без Марины Рожковой». Для справки: изначально эта организация называлась «Рекламное агентство Марины Рожковой», его владельцами числились сама Марина и ее тогда еще супруг Михаил Фадеев. Затем Марина по необъяснимым причинам решила покинуть свое «детище» и параллельно подать на развод с мужем. А агентство, уже достаточно известное, решили не переименовывать совсем уж сильно и оставили почти так, как было. Добавив только, что теперь оно уже «без Марины Рожковой».

Елена Торшина — еще один проект Михаила. Он несколько лет работал с ней в команде, опекал, защищал и заботился о ней, но однажды и ему надоело молчать.

«Я несколько лет работал с Еленой Торшиной. Первый раз она пришла в "Агентство Марины Рожковой" как наемный сотрудник — на должность младшего менеджера. До этого ее единственным серьезным местом работы был SeoPult, где она работала ассистентом» (цитата, орфография и пунктуация авторские. Михаил Фадеев, www.ffad.ru).

«Торшинский трест» — действительно выдуманная организация, то есть подтвердилась информация, которая была опубликована в нашем первом расследовании. Елена была всего лишь наемным сотрудником и далеко не первой скрипкой в оркестре. Из-за чего «очень тяжело переживала всю жизненную несправедливость» и несколько раз порывалась уйти. В агентстве ее старательно удерживали и возвращали, но после каждого «взбрыка» Елена наглела. «Уговоры не помогли, командировка в Барселону только усугубила непонимание, а предложенные мной бабки она буквально бросила мне в рожу (не преувеличение!)», — так описывает обиды Торшиной ее бывший наниматель.

Да и сам «Торшинский трест» на поверку оказался… детищем того же агентства — «АМР». Креативный и генеральный директора (Сергей Соломатин и Михаил Фадеев) придумали эту концепцию, сделали Елену медийным лицом треш-проекта и начали активно продвигать — точно так же, как продюсеры продвигают «девочковые группы», называемые «поющими трусами».

Цель была проста: на сайте torshina.me публиковался самый отвязный, нецензурный и насквозь пропитанный цинизмом контент. Он настолько отличался от типичных вылизанных и угодливых маркетинговых текстов, что для своего времени оказался прорывом и конкурентоспособным продуктом. На имя Торшиной слетались, а дальше уже официальное агентство — ООО «АМР» брало на себя работу с клиентами, которых удавалось зацепить.

Елена в силу своей неопытности больших заказов боялась. По словам генерального директора ООО «АМР», она их «хотела послать на **й — просто потому, что они ей не нравились, не укладывались в ее представление об идеальном клиенте (а с неидеальными в тот момент Лена работать была не готова)». И только своевременное вмешательство более опытных сотрудников агентства позволяло удержать крупные заказы и запустить их в работу.

А вот Елена, которая на сайте высказывала свое «фу» относительно работы с инфобизнесменами, оказывается, охотно с ними работала. Более того, в своем самостоятельном плавании бралась за все, что платило деньги. И, как мы уже отметили в предыдущем расследовании, не гнушалась теми заказами, которые ни одно приличное агентство брать в работу не будет.

«Лена курировала в "Тресте" "интересные", но относительно небольшие проекты типа инфобизнесменш, иван-чая, БАДов, криптобирж для фрилансеров и онлайн-казино с лутбоксами».

Собственно, на работе с такими продуктами и строился весь личный опыт Торшиной. Все серьезные клиенты были «неправильными» и «неинтересными». Ими она и не занималась.

В агентстве Елена оперилась, приобрела двухэтажную квартиру, забеременела. И решила, что вполне способна справиться самостоятельно. Несколько раз она порывалась уйти, бросив клиентов и работу, но каждый раз ее останавливала «жирная котлета денег», после получения которой «Торшина моментально приходила в себя и находила силы дальше терпеть "невыносимую фадеевщину" (ее собственное определение). До новой истерики по пустякам, до нового скандала».

От окончательно зарвавшейся Елены отвернулись все: сотрудники агентства, которых ей так и не удалось переманить в свой «трест», бывшие партнеры, клиенты. Казалось бы, у Елены остался ее веселый треш-блог, но нет… даже здесь, как выяснилось, сама по себе Торшина — «ноль без палочки», «пустышка» и все те же «поющие трусы». Этот веселый актив тоже оказался не ее личным.

Война за торшинский сайт

Елена Торшина, как уже было сказано ранее, стала известна в Рунете благодаря своему блогу torshina.me. А тот, в свою очередь, стал известен после того, как «смешной сайт» упомянул у себя сверхпопулярный дизайнер Артемий Лебедев. Который, к слову, тоже не остался в стороне после публикации первого расследования Navika. Мы спросили, рекомендовал ли он Елену Торшину, как неоднократно утверждалось в ее рекламе. Ответ получили через два часа: Артемий прекрасно помнит свое высказывание, он никогда не рекомендовал Торшину как специалиста и всего лишь назвал ее сайт смешным. Стоит полагать, что разница понятий существенна.

Впрочем, смешной или нет, а лучшие статьи на знаменитом сайте не принадлежат авторству Елены. Примерно половина текстов периода 2016–2018 годов — творчество сотрудников ООО «АМР». Статьи писали креативный директор компании Сергей Соломатин и генеральный — Михаил Фадеев, дизайнер подбирал картинки-мемы (один из знаменитых «пунктиков» торшинского сайта). Елена просто публиковала материал и делала анонс на своей странице Facebook. Пост выходил от ее имени и от первого лица. Поэтому формально автором считали Торшину. Де-юре эту работу делали другие.

Перу самой Елены принадлежат посты «за жизнь», мемуары о деревенском детстве, очередная жалоба на плохого заказчика, подрядчика, застройщика, сантехника.

Елена не в курсе, что такое «имидж эксперта». И не понимает, что такое нытье не коррелирует с термином «публикации контент-маркетолога». Чего ждет потенциальный клиент, заходя на такой сайт? Знаний. Демонстрации возможностей, идей, результатов работы. Вместо этого Елена с упоением рассказывает, как воровала последние блинчики у старушки.

И какой вывод должны сделать потенциальные клиенты? У маркетолога нет денег, чтобы купить себе еды? Или у автора этого поста хватает наглости сначала обкрадывать людей, а затем рассказывать об этом? 

Массовку на сайте создавали именно любители «огненного г*вна и креатива». Тем не менее для коммерческих целей использовались совсем другие тексты — кейсы и разборы рекламных кампаний. И эти тексты были написаны уже сотрудниками агентства. А Елена считала, что никому эти материалы не интересны, поэтому в их создании участия особо не принимала. Более того, предлагала удалить с сайта, так как никто не заметит, что какой-то мусор убрали.

Бывшие партнеры Торшиной, прекрасно понимавшие, что именно по этим материалам потенциальные клиенты способны оценить «между строк» работу агентства, были обескуражены этой «позицией опытного коммерсанта» Елены. Но публикации отстаивали.

Когда же пути «АМР» и Торшиной разошлись, пришло время выяснять, как быть с чужими авторскими материалами, опубликованными в ее блоге. Таковых материалов оказалось около тридцати. Принадлежащие «АМР» статьи разместили уже в другом треш-блоге агентства, а Елену попросили со старого сайта чужие статьи убрать.

Но получили встречное предложение идти известным маршрутом в пешее эротическое путешествие. Елена уже поняла, что сотрудники «АМР» не будут поддерживать ее в процессах с Ольгой Юрковской. Руководство «АМР» осознало, что Лена Торшина и ее муж Василий Маханьков наломали дров: во-первых, попытались присвоить себе заплаченные авансом деньги. Во-вторых, обманывали сразу и заказчика, и сотрудников «АМР». В-третьих, когда дошло до суда, предприняли совершенно чудовищную попытку сфабриковать задним числом поддельный договор, по которому якобы и получили деньги.

Количество глупостей и безумных, необъяснимых решений этой странной семьи зашкалило, поэтому защищать Елену в суде и даже выступать свидетелями бывшие коллеги отказались. Никто не захотел получить судимость за заведомо ложные показания в пользу Елены.

Поэтому миндальничать и торговаться с ними было уже незачем, раз больше нечего взять. И «делиться» с бывшими Торшина отказалась.

Сергей Соломатин, реальный автор забористых материалов, объявил о намерении подать против Торшиной судебный иск, чтобы добиться «раздела активов» и удаления с торшинского сайта своих материалов. Этот иск дополнит уже существующий «букет» претензий: гражданский иск за клевету (и, возможно, еще и уголовное дело за подлог документов), а также иск за незаконное обогащение, поданный Ольгой Юрковской.

Делать нечего, идем в инфобизнес!

Не так давно Елена Торшина ругала инфобизнес последними словами. Клялась и божилась, что первый и последний раз работает с представителями этой касты. Уверяла, что любая «вебинарщица» — это злейший враг народа.

Продолжалось это выливание помоев ровно до того момента, когда Елена вдруг поняла, что ее мир безвозвратно изменился. Больше нет дяди-продюсера, который всегда прикроет, утешит «жирной котлетой», обеспечит работой и вытрет слезки. Нет клиентов, которые радостно пришли бы тратить сотни тысяч рублей на торшинский «контент». И хуже всего то, что за два года судебной войны потрачена куча денег на бесполезных адвокатов, даже сфабрикованы материалы — лишь бы выиграть и не отдавать незаконно заработанное, — а результата ноль. Судьи неумолимы, апелляции бесполезны, справедливость по-торшински не восторжествовала…

А ипотеку выплачивать надо, ребенок требует внимания и денег. Куда идти, где искать кнопку «бабло»? Естественно, в инфобизнесе!

Именно так у Елены Торшиной появляется ее платный вебинар «Трафан» (ну очень уж похоже на «профан», и это неспроста).

Рекламировать это инфодетище взялись, как ни странно, уважаемые в digital-тусовке люди. Делали они это на чистом энтузиазме, из… нелюбви к инфобизнесу! Логика, конечно, прослеживается железная, но не будем осуждать немногочисленных друзей Елены.

Не-друзья, посмотрев на программу, высказали несколько иное мнение — не столь восторженное.

Но, как говорится, деньги очень нужны. Видимо, на создание того самого «треста», потому что, как мы можем увидеть, деньги за вебинар Елена все еще принимает на личную карту, а не по реквизитам ИП.

Впрочем, оставим мелочи относительно нелегальной предпринимательской деятельности Елены Алексеевны, пусть с ней разбираются ОБЭП и налоговая. Следующая глава будет посвящена разбору дебюта Елены в роли инфобизнесменши. А завершит наше расследование мнение консилиума психиатров относительно вопросов вменяемости и адекватности.

Вебинар «Профан»… в смысле «Трафан»

Что же подготовила Елена в качестве своего первого инфопродукта, каков же «фундаментальный» вебинар?

Очевидное-невероятное: великий пиарщик и маркетолог Елена Торшина не смогла собрать на свое дешевенькое занятие даже двухсот человек. При всех своих якобы связях, агентах влияния и дружеских отношениях с блогерами. При всех якобы знаниях на тему того, откуда брать трафик.

На мероприятии присутствовали чуть более ста человек, из которых часть, судя по комментариям, друзья и родственники Елены. По крайней мере Василий Маханьков отмечался в чате активно и с кем-то вел междусобойчик.

Пиратская версия появилась практически через день — на всех пиратских площадках совершенно бесплатно раздавали «Трафан» и даже не пытались спросить за него хоть какие-то деньги.

Сам вебинар длился два часа. За это время Елена Торшина по самым разным поводам 43 раза произнесла фразу «я не знаю». Видимо, это и был «фундамент».

Делала она это признание в контексте всего, о чем говорила. Чаще всего констатировался факт, например, «мужская аудитория есть на YouTube», а затем вдруг сообщала, что она не знает, как искать блогеров.

Второе по частоте употребления слово — «какой-то». Какой-то трафик, какие-то способы его поиска. Какие-то блогеры, у которых есть подписчики.

Весь вебинар проходил под лейтмотив этих двух повторяющихся элементов.

Вторая особенность вебинара — катастрофическая обрывочность. Вместо структурированных, логически обоснованных знаний за час было изложено множество мыслей, но каждая из них выглядит не просто незаконченной, а хаотичной. Понять хоть что-то из этого потока сознания просто невозможно. Вот, например, мы восстановили цитату:

«Традиционно главными магнатами, главными поставщиками трафика остаются поисковики, соцсети, видеохостинги, главным образом YouTube и с небольшими оговорками медиа. Но медиа — они переливают тоже трафик из порносетей, из рекламных сетей, из соцсетей. Поэтому здесь нужно смотреть количество ядрового трафика у медиа, кто заходит к ним из закладок, кто заходит к ним напрямую из браузера».

Вы что-нибудь поняли? Для кого эта информация, о чем она? Какой вывод можно сделать из этой фразы? Как использовать для продвижения?

Внятно и четко дать рекомендацию по какому-то конкретному вопросу, например как продвигать психологов в «Инстаграме», Елена тоже не способна. И опять скатывается на абстрактные предложения в духе «ну попробуйте как-нибудь так».

Вот дословная цитата: «Если вы женщина-психолог и вы прилично выглядите, продвигайте в инсте. Надо показывать себя, в "Инстаграме" тоже должен быть герой. Показывать какие-то умные лонгриды и какой-то там шаблон картинки в "Инстаграме" не прокатит. Нужно иметь большой гардероб и нужно прилично выглядеть. И нужно иметь фотографа, который будет за вами ходить и фотографировать. Тогда в "Инстаграме" вы выстрелите. Если вы не очень хорошо выглядите, но вы умный, хороший психолог — попробуйте в "Фейсбуке". Умные бабы читают Лабковского там. И вообще, смотрите, если вы психолог типа для умных, посмотрите, что Лабковский делает. Какие-то интервью дурацкие подавайте, не знаю. Но вообще "Инстаграм", да, главное, свои фотки приличные иметь».

Какие-то интервью, какие-то фотки, а вообще я, конечно, не знаю. Потому что не работала с психологами, точнее, работала, но ничего не получилось, кроме судебного разбирательства за халтуру.

Кстати, лонгриды в «Инстаграме» просто невозможны по определению, там ограничение текста вместе с хештегами — 2200 знаков. Не разгонишься мыслью.

Но Елена, получив «опыт работы» с инфобизнесом, активно лезет в продвижение. И рассказывает, что взялась двигать «девочку в "Инстаграме"», точнее, «греть ее блогерами». Девочка продает фитнес-курсы. Ни разу не инфобизнес, конечно, столь ненавидимый Торшиной. Просто онлайн-курсы продает. И, судя по данным аккаунта, заметны чудовищные накрутки, нулевая активность аудитории и скучный контент, который сама Торшина зачем-то называет «огненным».

Далее Елену несет в воспоминания юности, она швыряется малоизвестными фамилиями и заявляет, что потребителю обязательно необходимо жить в Москве, чтобы покупать какой-либо товар. За пределами Московской области, конечно же, жизни нет, денег нет и трафика тоже нет, точнее, там одни нищие маргиналы. Так считает Елена Торшина. Эту мысль она тоже проносит через весь вебинар.

Удивительным можно назвать и мнение, что товару, который хорошо продается, никакая реклама не нужна вовсе. Apple и Coca Cola должны срочно прекратить все свои рекламные кампании. Торшина сказала.

Продавать товары подросткам или людям до тридцати лет нельзя. Они ничего не покупают. Это вообще никакая не целевая аудитория и не трафик. Подумаешь, что у каждого второго подростка есть дорогущий телефон или планшет. Зачем делать рекламу на подростков? А молодежь тем более. Это не трафик, а так себе, нищая паства.

Высказав эту мысль, Елена снова расписалась в своем незнании, как «преодолеть противоречия» в поиске золотой жилы. Прямым текстом сказав, что ни она, ни кто-либо другой не знает, как подобраться к той самой аудитории, которая швыряется деньгами направо и налево. Получается, компания Apple, продающая миллионы супердорогих телефонов, должна смириться с тем, что их в картине мира Елены Торшиной не существует. Равно как и компании Disney, продающей мультфильмы детям и подросткам. И уж что говорить о компании Facebook, у которой миллиардная аудитория по всему миру от мала до велика…

Никому не дано разгадать секрет трафика. Лена Торшина сказала.

Точно так же в список неугодных и совершенно убыточных Елена записала Mail.ru, заявив, что никто не покупает там рекламу и никто не пользуется этим поиском. Зато объявила отличным источником трафика геев и трансвеститов, которых смотрят почему-то женщины и у них же что-то покупают. Правда, уточнила, что сама она снова не знает, как и что продавать новому поколению. Все, кто младше 30–35 лет, для Елены — темный лес. И она предлагает экспериментальным путем установить, как же работать с этой аудиторией.

Искать (самостоятельно, без наводок) предлагается фриков-экспертов, после чего вдруг заявляет, уже позабыв, что только что хвалила мальчиков: самые большие продажи — у экспертов-женщин, потому что «бабе нужна рекомендация другой успешной бабы».

Потом выясняется, что фрики тоже плохие, потому как у них пересекается аудитория, они становятся неинтересными публике, но к ним же только что предлагалось обращаться и за ними только что было будущее, разве нет?
Елена явно путается…

Далее, по оценке Торшиной, социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники» тоже оказались «ниже плинтуса» в силу того, что «непонятно, как в них что-то там продвигать». Неинтересно троекратно увеличить выручку клиента даже при мизерных бюджетах? И спроецировать эту троекратную маржу на бюджет, скажем, в миллион?

Впрочем, Елена заявляет, что это просто невозможно. (На самом деле просто не умеет.)

Рекомендации Дмитрия Румянцева, который на пальцах объяснял, как и что можно сделать во «ВКонтакте» с совершенно любым бюджетом на продвижение, Елена гневно отвергла, несмотря на показательные цифры.

«Когда я начинаю читать кейсы, которые опубликованы в его паблике "Интернет-маркетинг от А до Я", там одни кейсы и мало чисел. Ну, может, мне такие попадаются, но я не знаю. Начинаешь читать, там одно: "Я вложил 6 тысяч рублей, спарсил-перепарсил аудиторию, ***бался там, парсил в сторонних группах, чего-то там выгадывал, вынул с продаж 12 тысяч рублей или 15 тысяч рублей". Или вложил 10 тысяч, а вынул на 20 тысяч. Ну, это какая-то х**ня на постном масле, извиняюсь. У меня и у моих клиентов входит в задачи что-то более масштабное. А вот взять 100–200 тысяч рублей, пойти что-нибудь нормального купить в "ВК" — да нечего».

Неправда. Вот выдержка из книги Дмитрия Румянцева «Продвижение бизнеса "ВКонтакте". Системный подход». Многочисленные кейсы, описанные с пошаговым алгоритмом и демонстрацией, как именно формируется база подписчиков и конвертируется в деньги, наглядно демонстрируют, что самые разнообразные услуги можно легко продать с помощью «контакта», если уметь это делать.

Но разве этого хочет Елена Торшина — чтобы ее клиенты тратили 3–5 рублей на подписчика? Нет, она просто закрывает глаза на факты и отрицает их существование с завидным упорством.

В общем, те, кто по наивности связался с Торшиной, обязаны пройти «семь кругов ада» — обязательно поработать с топовыми блогерами за миллион, получить невероятно высокие цены просмотров от нецелевой аудитории и ни в коем случае не пробовать официальную таргетированную рекламу с точной настройкой на ЦА.

Дмитрий убежден: при наличии миллионного бюджета можно легко создать стотысячное сообщество с активной покупающей аудиторией. Что и было сделано (и выше продемонстрировано). И даже при самых мелких бюджетах можно полностью окупить расходы и остаться в прибыли не ниже стопроцентной, а крупные бюджеты легко перекрывать пятикратной маржой. Что тоже было продемонстрировано Елене, судя по ее впечатленным комментариям.

Однако, несмотря на убедительные доказательства обратного, Торшина в своем вебинаре заявляет, что начинать промокампанию можно только «с бюджетом 700 тысяч в месяц». В самом крайнем случае «можно и 300–400 тысяч в месяц. Главное — не бюджет в месяц, а главное — запас вашей прочности, запас ваших денег и сбережений, чтобы вам их хватило хотя бы на шесть месяцев». При этом она конкретно заявляет, что ничего не гарантирует, кроме освоения этого бюджета.

Обструкции подвергся и другой адепт социальных сетей, «суперзнойный эксперт Слава Киселев, который утверждает, что в него можно заправить 100 тысяч рублей, и он даст продажи 200, а то и 300 тысяч рублей». В картину мира Дмитрия Румянцева такая схема вполне вписывается, это здоровая маржинальность.

Елена, сообразив, что окончательно теряет свое реноме, тут же тушуется и начинает мямлить, что она ни в чем не уверена, человека и его работу не знает, и, наверное, это уже разогретый трафик, «что-нибудь такое». Противопоставить таргетологам, умеющим работать с подписчиками за 30–50 рублей, она ничего не может.

Но работу Дмитрия Румянцева и реальные цифры таргетинга вы уже видели. Поэтому сомневаться в правдивости подобного утверждения об удваивании бюджета не приходится. Технология легко масштабируется. Единственное условие — маркетолог готов учиться и понимать, как это работает технически. А не в очередной раз блеять: «Ну я не знаю!..»

И, более того, книга Дмитрия — это действительно кладезь знаний по таргетингу. Идеально, детально, по шагам расписанная инструкция для настройки любой рекламы. С примерами, со скриншотами внутренней структуры, с пояснением, как правильно «прицеливаться» к своей аудитории. Казалось бы, открой, прочитай и сделай!

Но увы. Елена Торшина даже не пытается научиться хоть чему-нибудь. Она просто называет себя маркетологом (спасибо, что не альтер эго Наполеона), при этом ничего не знает, не понимает, не может проанализировать работу коллег, зато активно поливает их помоями и заявляет, что «такого просто не может быть!». А это уже патология.

Елена продолжает твердить: «Блогеры "Инстаграма", топовые, которые стоят по 200–300 тысяч рублей, они могут давать в первые два дня по 500–700 продаж продукта, который стоит до 10 тысяч рублей. А могут и не давать».

Одной этой фразой она демонстрирует, что действительно не умеет делать ничего, кроме как продавать с безумной наценкой размещения у супердорогих топовых блогеров, о которых вещает половину вебинара. И еще умеет закладывать в эту сумму свою немалую комиссию. Причем еще один парадокс: блогеров, у которых рекламу «нужно покупать за миллион», все и так знают. Их рекламные предложения находятся в открытом доступе. И тем, кто надумает таким оригинальным способом избавиться от лишних денег, Торшина как посредник совершенно не нужна. Если же речь идет о том, чтобы вложить деньги, а затем их отбить, то практика показывает и доказывает тысячами релевантных кампаний: правильно настроенная таргетированная реклама дает лиды по 30–50 рублей как из «Фейсбука», так и из сети «ВКонтакте», которые на вебинаре «Трафан» даже не рассматриваются — вообще!

Елена Торшина называет «Фейсбук»… середнячком с оговорками!

Не вышло у нее ничего и с модным «Яндекс.Дзеном», где она попробовала покупать «немножко рекламы», но снова не поняла, как устроена платформа, и сделала вывод, что и там нет трафика. Сотни тысяч просмотров на не самые топовые посты — это, конечно же, преступно мало. Какой же это трафик?

«Наверное, "Яндекс.Дзен" хорош, чтобы растить канал в "Яндекс.Дзене". Наверное. Наверное, он хорош, чтобы… ну, это такое подспорье медиа», — завершается пассаж очередным потоком сознания.

Зато активнейшими «источниками» были названы ресурсы «Пикабу», «Фишки.нет» и «Я плакал». Их Торшина зовет святой троицей, которая кочует из одного клиентского медиаплана в другой.

Также Елена, активно выступая за миллионные траты на топовых блогеров, не может даже сформулировать, что и как можно продать таким глупым способом. По ее собственным словам, «есть YouTube-блогеры, которые стоят миллион рублей, и они дают много трафика, но какой-нибудь клининговой компании, где уборка стоит 2–3–5 тысяч рублей, они не отобьются, мелкие товары типа клининга просто не окупятся, а крупные, начиная от лечения в Израиле и заканчивая виллами в Испании, по рекламе на YouTube брать не будут».

Но рекламу вы обязательно покупайте, с нее Елене идет отличная комиссия!

Абсолютное отсутствие логики и последовательности мыслей.

Прекрасен и вот этот эпизод: «Не ждите у моря погоды, если есть деньги на таких вот топов — да, они могут давать прямо в первые два дня сотни продаж. Чего-то, естественно, не вилл в Испании. И не, наверное, лечения в Израиле, а чего-то попроще».

Чего именно, потрудитесь подсказать. Мелкие товары не окупятся, крупные никто не возьмет — что можно рекламировать с помощью слива миллионных бюджетов и это же нельзя рекламировать с помощью таргетирования по 50 рублей?

Елена проговорилась и про глянцевые медиа, которые обещала обеспечить во время работы с Ольгой Юрковской. «Можете купить глянец либо за очень много денег, начиная от 200 тысяч рублей, либо можно придумать какую-то знойную историю, которую сожрут, переварят домохозяйки, и разместить ее бесплатно, через редакцию. Так можно делать, я так делала в 2018 году. Сама себе не верю, но, как говорится, жизнь протянет, всего достанется».

Елена, пообещав клиентке десятки размещений в глянцевых журналах два года назад, понятия не имела, как с ними работать. И впервые научилась благодаря той же Ольге публиковаться в них хотя бы бесплатно. Тогда как сама Юрковская получает за свои материалы авторские гонорары, а вовсе не платит сумасбродные 200 тысяч. А дебютом Елены стало очередное нытье про плохого застройщика, статья была опубликована в «Экспресс-газете». Никаких других публикаций в СМИ мы не заметили.

Следующим лотом в потоке сознания стал «хороший трафик от роботов», в течение трех секунд Елена упомянула, что есть какой-то загадочный трафик роботов, он работает с елочками и скорой помощью, а дальше мысль оборвалась. То же самое повторилось со следующей мыслью, которую Елена и начала с середины, и закончила на полуслове. О чем была эта мысль, мы и вовсе не поняли.

Равно как не поняли и рекомендацию по работе с «Инстаграмом». Цитируем: «Потом вы можете их как-то у себя попушить — продлить прокомод, продлить акцию, сделать какой-то выборочный или у всех блогеров, кому давали это продлить в своем "Инстаграме"».

Вы что-нибудь поняли из этого совета? Мы — нет. Эксперты по «Инстаграму» тоже сказали, что не поняли ни слова из этой рекомендации.

Видимо, по этой самой причине Елена Торшина так обиделась на компанию Pranamat, которая отказалась сотрудничать с «великим маркетологом», и перешла на самостоятельные договоренности с блогерами. К слову, чувствует себя бренд превосходно и уже несколько лет активно продвигается везде где можно. Елену этот факт расстраивает, и она сетует на то, что посмели они работать без нее. Без ее великолепных рекомендаций и безбожных комиссий. Хотя если приглядеться к блогу Елены, то там можно заметить, как активно она искала контакты этого бренда, чтобы предложить им свои услуги.

Зато «Живой журнал», окончательно покинутый даже самыми упертыми старожилами, Елену вполне устраивает как платформа, и своих прикормленных блогеров она снова умудряется рекламировать аудитории вебинара, впаривая «за недорого» размещения у тех, кто не понял, куда можно передвинуться с мертвой платформы.

Елена уверяет, что для продаж нужны откровения героиновых наркоманов, дикие истории собственников, и «наркомания продает», дает трафик и снова продает. К числу продающих элементов также были отнесены критика и «обсирание». В качестве прекрасных примеров приводятся Лена Миро и Залина Маршенкулова.

На вопрос о том, где взять трафик деловых людей под услуги в секторе В2В и для отдельно взятого региона, под конкретное событие или мероприятие для бизнеса, Елена ответила, что необходимо покупать… федеральные каналы. Это был, пожалуй, самый крутой факап, который можно представить в вебинаре по коммерческому трафику от «контент-маркетолога».

И, наконец, Елена умудряется сказать, что нужно заблаговременно подготовить почву для отступления — то есть продумать, как зачищать плохие отзывы на себя любимых, не если, а когда случится «бигбадабум». Что мы и можем наблюдать сейчас: после публикации первого расследования Елена с поистине сумасшедшей скоростью удалила все свои откровения о посещении психиатрических лечебниц.

Собственно, это было краткое содержание вебинара «Трафан». Самого бесполезного и бездарного материала по коммерческому трафику, который нам доводилось видеть.

Вот мнение одного из тех клиентов инфоцыганки Торшиной, кто не боится написать отзыв публично:

Саммари: технические отличия деклараций и реальных действий Елены Торшиной

Что говорит / Что делает

Что транслировалось по проекту Ольги Юрковской / Что было сделано

Цифры из вебинара / Объективная реальность

Общее впечатление от вебинара — жалкая и сумбурная попытка продать слушателям свои «умения» ровно в тех сферах, в которых у Елены есть хоть какие-то контакты всеядных блогеров. Это «Живой журнал», инстаграм-фрики, немного СМИ, в которых она, как вы помните из истории с Ольгой Юрковской, умеет «договариваться» за 800 тысяч на звонок журналистки по скайпу.

Все остальные источники трафика у Елены «не бздят и не горят», поэтому она не просто отказывается с ними работать и не хочет учиться это делать. Она просто их вычеркивает из, возможно, рабочих и «фундаментально» заявляет, что даже мастодонты вроде Румянцева — не более чем обычные лгуны, которые зазря обирают клиентов и не делают ровным счетом ничего. Ну подумаешь, в два-три раза увеличивают поток клиентов и уровень продаж, это же такие мелочи!

Что думают специалисты

За разъяснениями на тему странного поведения Елены Торшиной мы обратились к коллегии петербургских психиатров. Нижеизложенные мнения публикуются анонимно и являются частными суждениями специалистов. Для постановки диагноза, как вы понимаете, нужны официальный консилиум и присутствие самого пациента. Но для того, чтобы опытные доктора поняли, с кем и с чем они имеют дело, вполне достаточно видео, подборки публикаций и описания действительно странных ситуаций. Например, когда Елена говорит по скайпу со всем семейством Юрковских, смотрит отснятое ими видео из Дубая, а затем вдруг решает, что дети брошены матерью где-то в Беларуси. И когда разговор идет об инвестиции 5 миллионов в развитие детского YouTube-канала, а в голове у Елены возникает мысль, что «клиентка зачем-то обсуждает со мной свою семью».

Как выяснилось позже, Елена Торшина пошла по типичному «пути психопатов» — то есть налицо обыкновенная психическая индукция. В процессе подготовки работы с клиентом она изучила хейтерский форум, где и вычитала, что Ольга Юрковская ничего не зарабатывает, все ее клиенты в социальных сетях — фейковые, и созданы их профили волонтерами-копирайтерами. Детей она бросила в Беларуси, а книги за нее написали соавторы. Так, получив заряд психической индукции, Елена Торшина впала в параллельную реальность. О том, что ей уже был переведен миллион авансом, причем на личный счет, она моментально забыла. На форуме же написано, что клиентка ничего не зарабатывает? Написанному верить! Затем Елена полностью проигнорировала тот факт, что своими глазами видела детей Ольги, находящихся с мамой в ОАЭ. Разговор про бюджет в 5 миллионов на продвижение YouTube-канала тоже выпал из памяти. Зато в параллельной реальности появилась идея, что психолога невероятно трудно продвигать и что этой неблагодарной работой заняты все сотрудники «АМР»…

Все материалы «по делу Торшиной», все доказательства ее бреда (написанные ее же рукой на ее же сайте) мы показали трем независимым специалистам одной из известных психиатрических клиник города Санкт-Петербурга.

Клинический психолог, Санкт-Петербург, анонимно

Я почитал статьи Торшиной и могу сказать, что наличествуют сразу два отклонения от нормы. Оба они сами по себе значительно осложняют жизнь, а вместе в одном человеке — это вообще гремучая смесь с фейерверками.

В человеке живут две сущности. Первую мы можем назвать Лиса Алиса. Это основной психотип мошенников.

Лиса Алиса компенсирует свою некомпетентность выдающимся обаянием, которое издали можно принять за харизму. Внешний эффект — наше все, без этого жить она не может. Пустота и инфантилизм не позволяют вырабатывать энергию внутри себя, поэтому для подпитки жизненных сил Лисе Алисе жизненно важны постоянное восхищение, круглосуточное внимание к себе, всестороннее почитание и публичное восхваление ее уникальной персоны. Если долго нет аплодисментов и оваций, то для пропитания подойдут возмущение, негодование и даже клевета, главное, чтобы не забывали и замечали.

Таланты актрисы погорелого театра многогранны: с кем-то она подчеркнуто скромная, с кем-то по-деловому сосредоточенная, а где-то не в меру развязная и хабалистая. Все на публику, все для зрителей. Восхищение любой ценой вперемежку с негодованием, сочувствием, любовью, только не равнодушие. Оно для Лисы Алисы губительно. Вредные привычки есть, как у всех, но подается это под соусом из исключительности и утонченности: у себя в квартире Алисе и дешевый портвейн сойдет, чтобы накидаться. Но на публике только виски и только в особых, знаковых ресторанах и концертах не для всех. Если наркотики, то такие как мескалин, ЛСД или еще лучше уаяска, только что привезенная именно для нее тайным поклонником.

Сиюминутный хайп нужен любой ценой, поэтому в ход часто идут откровенное вранье, приписывание себе несуществующих достоинств и не имевших место поступков, если надо, то можно и порыдать и даже доверительно поведать публике о суицидальных мыслях.

Таким людям самое место на сцене или съемочной площадке, но Лиса Алиса не готова годами ежедневно пахать, да и как такового серьезного актерского таланта у нее нет и не будет из-за эмоциональной незрелости. Поэтому выход только один — податься в мошенники. Взять чужую идею или хитростью украсть чужой бизнес, путем интриг занять хоть маленькую, но должность и паразитировать на этом насколько хватит терпения окружающих.

Спокойной длительной симпатии к кому-то у таких людей не бывает, не оценят окружающие, невозможность испытывать такое чувство с лихвой восполняется сначала обожествлением нужного объекта, наглой неприкрытой лестью и демонстрацией особых с ним отношений с последующим низверганием этого человека с пьедестала, осыпанием проклятиями опять же на всю ивановскую.

Довольно быстро Лису Алису выводят на чистую воду, и вот тут лучшая защита — это нападение. Вместо мягкой и пушистой зверушки мы видим зверя с грязной и всклокоченной шерстью, издающего жуткие звуки и капающего ядовитой слюной на всех подряд.

И не важно, что будет завтра, главное, сегодня хоть какую-то часть из украденного куска отгрызть обратно. Кто повелся на неприкрытую лесть, скорее всего, отступит перед сокрушительным и беспредельным напором.

Но иногда и не получается. И тогда все то же самое заново на новом месте. Те же шутки, ужимки, годами отшлифованные фразы и жесты — и вот уже денежки снова текут в карман. Логика железная: перестали покупать блогеров с накруткой по 100 тысяч за статью — значит, надо срочно начинать их продавать с накруткой в полмиллиона.

Как говорится, лох не мамонт — не вымрет. Переделать никак, только вовремя распознать ее уловки, чтобы посберечь свои деньги, нервы и репутацию.

Упоротая Лиса Алиса — природный резервуар бешенства, так что держитесь подальше, чтобы не было мучительно больно проходить длительный курс уколов.

Сущность вторая: поручик Ржевский.

Безудержный кутеж до последнего рубля, немедленно выпить шампанского «из горлá», сидя за роялем, и сразу всем дамам на нем же впендюрить. Или по морде получить. Главное, чтобы была движуха. Стремление быть заводилой в компании, сообща попадать в ситуации на грани криминала и смаковать их на следующей попойке — наше все.

Прогуливала в гимназии уроки русского языка и литературы — не беда, достаточно побольше ненормативной лексики, чтобы от обилия мата окружающие потеряли сюжетную нить и впали в прострацию от наглости и беспардонности.

Те же, кто усомнился в бессмысленной искрометности и позволил себе заметить, что поручик распыляет не брызги шампанского, а брызги дерьма, — нехорошие люди нехорошей ориентации. Эти люди не воспринимают критику в свой адрес, принимая ее за зависть и прочие происки врагов.

Деятельность бурная, непродуктивная и носит кратковременный характер, если работа не сопровождается ежедневным кутежом и сомнительными приключениями — да ну ее на фиг, такую работу. Лучше в долг денег попросить и их сегодня же прогулять. Неустойчивое настроение легко поднять выпивкой в компании, сочувствующей непризнанному гению, а тут и до алкоголизма недалеко.

Понимание того, что завтра может наступить расплата, кратковременно и нестойко, а тяга ко всему новому настолько безудержна, что может привести к совершению преступления.

Поручик Ржевский хорош только в анекдотах. Нахождение с ним в одной компании чревато такими неожиданностями, что лучше сразу покинуть общую локацию, чтобы через неделю не пришла братва с утюгом и битой забирать долг, который Ржевский слезно просил у нее якобы для вас.

Тот, кто знаком с психологией на уровне чуть выше журнала «Космополитен», понял, чем страдает наша героиня.

Врач-психиатр, Санкт-Петербург, анонимно

Я бы сказал, что мы наблюдаем расстройство личности. К сожалению, этот термин приходится обычно использовать завуалированно и не кидаться им направо и налево. Есть большая вероятность, что пациент потом забросает жалобами, потому что его оскорбляет такое посконное определение многогранной и уникальной натуры.

В медицинских картах поэтому пишут что угодно — депрессию, невроз, алкоголизм и другие диагнозы в зависимости от того, с чем больной к нам обратился. И в чем-то правильно, так как такие состояния все равно не лечатся. И не всегда пациенты обращаются именно за лечением, часто госпитализация в стационар — это способ манипулирования окружающими в своих интересах или даже попытка уйти от уголовного преследования, так как можно очень вовремя прикинуться невменяемым, которого надо «понять и простить».

То, что Елена писала о себе: неоднократное пребывание в психиатрической клинике, диагноз «депрессия», лечение и рецидивы, — все вполне укладывается в озвученную картину.

Врач-психиатр, Санкт-Петербург, анонимно

На мой взгляд, вполне понятный диагноз.

Редакция журнала Navika не публикует предвзятых журналистских (или чьих-то еще) мнений. Мы собираем и анализируем факты для четкого прояснения спорных ситуаций. И эти факты в очередной раз говорят не в пользу бедной и «затравленной» пиарщицы.

Елена Торшина не просто врала клиентам и коллегам, она действительно жила и продолжает жить в двух параллельных мирах, один из которых — мир ее фантазий и искаженной реальности. Елена в упор игнорирует окружающую действительность, когда в ее голове картина мира рисуется совершенно иная. И умудряется индуцировать этим бредом своих коллег.

Но только вам решать, верить редакции или людям, считающим, что «все это навет и взаимопиар», как предполагают некоторые доморощенные «эксперты», написавшие ряд статей и постов, в которых доказывают, что Торшина и Юрковская «просто договорились устроить скандал, чтобы каждая получила свою долю славы». Вы можете рискнуть и лично обратиться к Елене, например, за продвижением. И получить за свою доверчивость непредсказуемые последствия, в том числе психопатические галлюцинации как руководство к действию и лавину помоев в свой адрес. А можете наконец убедиться, что связываться с Еленой Торшиной попросту не стоит. Во избежание всех перечисленных выше последствий.

Комментарий эксперта

Ольга Юрковская, психолог, маркетолог, инфобизнесмен

Только после того как Торшина рассталась с «АМР», нам наконец-то удалось адекватно пообщаться и выяснить, что конкретно произошло, почему на пустом месте возник столь громкий конфликт. Оказалось, что причина всех проблем действительно лежит в области медицины. Торшина врала всем участникам событий, выдавая собственные фантазии за реальные факты. Она врала мне — например, зная, что у «АМР» стандартная наценка начинается от 50%, зачем-то пообещала 20%. Она врала мне, что якобы сразу несколько сотрудников «АМР» с утра до ночи занимаются моим продвижением. Она врала руководству, что клиентка вообще не платит денег, только тратит ее время на пустые переговоры о сотрудничестве, поэтому нет смысла стараться — факт перевода миллиона рублей Торшина игнорировала. Еще Елена скинула общение со мной на девочку-сотрудницу, сидевшую дома в декрете и, похоже, страдавшую послеродовой депрессией. Девочка практически ничего не делала, но в агентстве не знали подробностей и искренне верили, что сама Торшина, как аккаунт-менеджер, активно трудится над моим проектом по всем стандартам «АМР».

После того как Торшина объявила меня неплатежеспособной, руководство «АМР» и вовсе утратило интерес к дальнейшей работе. А ведь официальный оборот агентства в 2016 году был 18 миллионов. Я пришла с бюджетом 1 миллион каждый месяц и 5 миллионов на рекламу канала детей, то есть предполагала инвестировать в продвижение 17 миллионов за год — как все их клиенты, вместе взятые. Я могла бы стать ключевым клиентом агентства, если бы мной кто-то нормально занимался. Но все, что я видела, — это присылаемую девочкой-сотрудницей переписку с блогерами, занимавшую у нее не более 10 минут в день. А в агентстве не видели и этого, поскольку Торшиной доверяли. Ее считали истеричной особой, но никто не подозревал болезнь, никому и в голову не пришло проконсультироваться с психиатрами. Вот почему никто не стал проверять цифры ее отчета, дабы не обижать партнера, — и дело дошло до громкого скандала.

Когда я обнаружила, что в одном из размещений цена просмотров оказалась в 20 раз выше обещанной, а реклама была размещена вообще не на целевую аудиторию, я вежливо попросила Елену заранее согласовывать со мной каналы, как и договаривались. В ответ я получила сначала истерику на тему «раз меня не ценят и не уважают, больше работать с таким клиентом не буду». А следом невероятный счет, в котором стоимость работ была завышена в 10 раз. Мои попытки выяснить, почему в счет вместо четырех статей включены еще 36 несуществующих текстов, которые я не заказывала и которые никто не писал, откуда взялись нереальные часы работы и почему указано к оплате 80 часов наших переговоров вместо пяти, привели к уничтожению всей уже оплаченной работы и клеветнической статье на сайте Торшиной.

А что руководство «АМР»? Единственный пункт, который вызвал сомнение у них, был пунктом о размещении моих статей в глянцевых журналах. Здесь снова Елена врала всем участникам. Мне она наврала, что отлично знакома со всеми редакторами женского глянца и запросто договорится о публикациях, а на самом деле Торшина никого не знала и даже не попыталась познакомиться. Она просто поручила все той же девочке написать в редакции одинаковые бестолковые спам-письма — естественно, на эти письма ей никто не ответил. А я получила за эти 52 отправленных спам-письма счет на 260 тысяч рублей. Эта цифра показалась странной руководству «АМР», ведь Торшиной было заявлено, что перепиской по моему проекту уже четыре месяца с утра до вечера занимаются два сотрудника агентства, чего в реальности, конечно, не происходило, в России банально не существует столько женских журналов. Руководитель уменьшил сумму до 110 тысяч — и дальше проверять цифры не стал. Он знал, что Торшиной невыгодно врать, ведь она принесла ему деньги за эти мифические 40 текстов. Как мыслит здоровый нормальный человек? Раз деньги в кассе — значит, статьи были написаны и отданы клиентке, не будет же Торшина платить «АМР» свои деньги за несуществующие статьи. К сожалению, когда дело касается психиатрии, возможно и не такое. Руководство «АМР» излишне доверяло Елене и невольно индуцировалось ее бредом об идеально сделанной работе и плохом неплатежеспособном клиенте. А клиент в это время сидел в недоумении: почему им никто не занимается, почему никто не осваивает миллионные бюджеты, где размещения, почему изредка проявляется одна-единственная не слишком активная девочка, что за игнор? Тогда я изумлялась, почему работа, занимавшая у других подрядчиков две-три недели, максимум месяц, растянулась на четыре месяца. Теперь я, конечно, понимаю, что Торшина полностью игнорировала факты и реальность. Она начиталась хейтерских форумов, индуцировалась бредом пишущих там психически нездоровых женщин и действовала исходя из галлюцинаций. Например, личное знакомство Елены с моими детьми и тут же написание статьи, что я их якобы бросила, повергло меня в шок, я искренне не понимала, как Елена может настолько нагло и глупо врать, не опасаясь мгновенного разоблачения. Аналогичным образом она действует и сейчас, рассказывая в судах про мои несуществующие переговоры и подписание договора лично с Маханьковым, с которым я даже не знакома. Елена убедила себя и теперь пытается убедить судей. Все непонятное в нашем конфликте стало понятным: просто речь о человеке, которому фантазии важнее фактов. И теперь нам всем известна причина.

 

Впрочем, друзья, медицина отдельно, а обман подписчиков отдельно. Ольга Юрковская написала статью о том, как пиарщики обманывают бизнесменов, продавая им бесполезное и не окупающее себя продвижение. И лучший пример к теме — недавний вебинар Елены Торшиной «Трафан». Читайте экспертный разбор:

https://navika.pro/rassledovaniye/posts/kak-piarshhiki-obmanyvayut-klientov--na-primere-vebinara-trafan-eleny-torshinoj